October 30th, 2010

фигура

Блудница, только слезшая с ложа, в Церкви, а воцерковленный, но забллуждающийся православный - вне?

Не собираюсь здесь защищать отца Петра, и согласен с отцом Георгием Белодуровым, что дело Церкви рассматривать его взгляды и выносить о нем какое-то решение.

Но вот что напрягает. Сейчас миссионеры, как бы забрасывая веревку с петелькой, улавливают в Церковь даже самую последнюю блудницу с ее ложа. И блудница, если она еще только-только покаялась (пусть только на чуть-чуть), считается принадлежащей к Церкви, даже если она еще продолжает совершать сколько-то серьезные блудные грех, что совсем не напоминает случай преп. Марии Египетской, серьезно изменившей свою жизнь и ставшей святой. Это с одной стороны.

А с другой, заслуженного человека, прошедшего войну и ставшего священником, пусть даже и весьма в чем-то заблуждающегося, готовятся выгнать метлой из Церкви и объявить самым последним еретиком.

Не двойной ли это стандарт? Вот с такими мыслями ложусь сегодня спать.